.
ХАРЬКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД ИННОВАЦИОННЫХ ЗНАНИЙ, ИДЕЙ И ТЕХНОЛОГИЙ ГУМАНИЗАЦИИ
.
Новости фонда
Каждую субботу в 14 час. проводится непрерывно действующий семинар серии «Общество третьего тысячелетия»
Тема:
Пандемия коронавируса как проявление кризиса человечности
ХОБФИЗИТ гуманизации продолжает реализацию социальных проектов:
«Культурно-образовательный центр формирования социально-активной творческой личности» и «Ресурсный центр подготовки кадров гуманистической направленности».
Цель - создание банка инновационных знаний, составляющими которых являются: энергоинформационное мировоззрение и технологии гуманизации.
Культурно-образовательный центр "ЭНИОПЛЮС" проводит семинары с инновационным наполнением серии «Общество 3-го тысячелетия»:
«Особенности настоящего времени», «Зарождение цивилизации третьего тысячелетия», «Гуманистический образ жизни - основа жизненного успеха», «Харьков - город гуманистического развития», «Духовный оберег Харькова», «Духовные святыни родного края», «Переосмысление уроков истории», «Путь Г.С. Сковороды - рождение Нового человека» и другие.
Приглашаем желающих.
Тел. 730-05-74.
enioplus.com
«Человек — не экономический фактор, не простое орудие, средство достижения цели, в нем самом заложена самостоятельная цель развития»

Конференция ЮНЕСКО, 1997г.

РАЗДЕЛ 3. НАУЧНО-ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВЫ БОЛЕЕ ГЛУБОКОЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОСТИ И ТВОРЧЕСТВА

«Творческое действие — это нормальное состояние души.
В ней все происходит по законам природы.
И если знать эти законы — можно воздействовать на душу так,
чтобы у нее оставалась лишь одна степень свободы —
творческое действие. Ну, а если этих законов не знаешь,
то не удивительно, что любой творческий порыв воспринимается
как чудо, авторство которого, естественно,
так легко и лестно приписать Богу».

Акимов И., Клименко В. «О природе таланта»

В начале 20-годов ХХ столетия физики, исследователи субатомных явлений, столкнулись с парадоксами, связанными с двойственной природой микромира, материя которого проявлялась то как частицы, то как волны. И, как ни странно, чем тщательнее ядерщики пытались прояснить ситуацию, тем отчетливее и категоричнее выражали себя парадоксы. Лишь со временем, постепенно экспериментаторы обрели некоторую интуицию относительно того, когда электрон проявится как частица, а когда как волна. Такое интуитивное состояние сознания у них наблюдалось тогда, когда они, включаясь в работу, сливались с исследовательским процессом и, как бы, проникались духом самой квантовой теории, то есть, до того момента, когда необходимо было приступать к работе, связанной с получением точных математических формулировок.

Вернер Гейзенберг, один из основателей квантовой физики, наряду с Альбертом Эйнштейном и Нильсом Бором сыграл решающую роль в исследованиях этих процессов. Он показал, что парадоксы в атомной физике появляются тогда, когда кто-то из ученых пытался описывать атомные феномены в классических терминах, и был достаточно смел, чтобы отбросить классическую систему понятий. Поэтому Гейзенберг отказался от принятого на то время классического метода описания электронов в атоме с точки зрения их положения и скорости, каким пользовались Бор и все остальные. Он предложил новую абстрактную систему координат, где физические качества были представлены более размыто, в виде определенных математических структур-матриц. Такая «матричная механика» стала первой логически последовательной формой квантовой теории. Годом позже она была дополнена разработанным Эрвином Шредингером другим формальным аппаратом, известным как «волновая механика». Оба аппарата логически непротиворечивы: математически они эквивалентны — один и тот же феномен может быть описан в двух различных математических языках.

Итак, в конце 1926 года субатомная физика располагала полным, логически непротиворечивым математическим формальным аппаратом. Однако вместе с ним современная наука впервые получила логический математический аппарат, который применялся для описания конкретной экспериментальной ситуации, с определенными ограничениями применения классических понятий. Только при таких условиях ученым удалось решить проблему парадоксов микромира.

Необходимо отметить, что математическая форма, названная в честь автора «принцип неопределенности Гейзенберга» практически создавалась в результате больших усилий в эмоциональных дискуссиях, длившихся месяцами между Гейзенбергом, Бором, Шредингером и многими другими учеными с мировыми именами.

Гейзенберг видел, что формальный аппарат квантовой теории невозможно интерпретировать в рамках наших интуитивных понятий о пространстве, времени, причине, следствии; вместе с тем он понимал, что все наши понятия связаны с этими интуитивными представлениями. Следовательно, не было иного выхода, кроме как сохранить функционирующие классические интуитивные представления, но ограничить их применяемость. Необходимо отметить также большое достижение Гейзенберга в том, что он нашел точную форму для выражения ограничений классических понятий в виде ряда математических отношений, которые определяют, в какой мере классические понятия могут применяться к атомным феноменам.

Таким образом, эти отношения установили предел человеческим интуитивным возможностям в части познания субатомного мира. Принцип неопределенности указал меру влияния ученого на характер и реакцию наблюдаемого объекта в процессе исследования его посредством измерений. Оказалось, что в атомной физике ученый уже не может играть роль отстраненного объективного наблюдателя. Он вовлекается в мир, который он наблюдает, в измерения, которые он осуществляет, а принцип неопределенности Гейзенберга измеряет его качественное участие. На исследуемом физиками фундаментальном уровне принцип неопределенности Гейзенберга оказался мерой единства и взаимосвязанности Вселенной и всех ее объектов и субъектов.

В итоге, изучение мира атома, неожиданно для самих физиков, резко ограничило область приложения идей классической механики и обусловило необходимость коренного пересмотра многих наших основных научных понятий. В результате этого понятие физической материи через открытия в субатомной физике оказалось не похоже на традиционные наши представления, сформированные на базе знаний классической физики. Это же мы должны сказать и о понятиях: «пространство», «время», «причина», «следствие» и другие. Но мы знаем, что эти понятия лежат в основе функционирующего научного мировоззрения, и в случае их радикального пересмотра, непременно, изменится вся картина нашего мира.

Известно, что современная физика оказала влияние практически на все стороны общественной жизни так, как она является основой для всех естественных наук. Союз естественных и технических наук коренным образом изменил условия нашей жизни на Земле, что, в конечном итоге, привело как к положительным, так и к отрицательным последствиям. Сегодня, например, достижения атомной физики используются почти во всех отраслях промышленности. Нет нужды говорить и о радикальном влиянии ее на политику. Такое же кардинальное влияние современная физика оказывает на культуру в целом и на образ мышления, который, в частности, выражается в пересмотре наших взглядов на Вселенную и нашего отношения к ней.

В свое время современная наука стартовала в результате имевшего места в XVII веке признания полного разграничения материи и духа благодаря трудам Рене Декарта. В основе этого мировоззрения лежало фундаментальное разделение природы на две независимые области — область сознания и область материи. «Картезианское разделение» дало возможность ученым рассматривать материю как нечто неживое и полностью отделенное от нас, а материальный мир — как огромный, сложный агрегат, состоящий из множества различных частей. Такое механистическое воззрение было принято и Исааком Ньютоном, который построил на его основе свою механику, ставшую фундаментом классической физики. Философия Декарта была очень важна не только для развития классической физики, но также оказала огромное влияние на весь наш образ мышления вплоть до сегодняшнего дня.

Очевидно, по этой причине изменения во взглядах на познание внешнего мира, привнесенные современной физикой еще в начале ХХ века, так долго пробивали и продолжают пробивать себе дорогу, хотя постоянно и довольно широко обсуждались физиками и философами, и, особенно, на протяжении последних десятилетий.

Результатом этой многолетней сложнейшей творческой работы ученых стало мировоззрение, предложенное современной субатомной физикой. Родоначальниками ее являются: А. Эйнштейн, Н. Бор, В. Гейзенберг, Р. Оппенгеймер, Ф. Капра, Джефри Чу и другие. Новое мировоззрение однозначно убеждает нас в том, что представления об элементарных «строительных кирпичиках» материи являются безнадежно устаревшими. В прошлом эти представления были подходящей основой для описания физического мира в терминах частиц, как, например, атомов и их строения, ядер атомов и их структурных «кирпичиков»: протонов и нейтронов и так далее. Однако ни одна из открытых частиц не оправдала надежд физиков относительно ее фундаментальности. Все открываемые частицы содержали элементы внутренней структуры и, в итоге, продолжалось непременное деление их. Естественно, физики надеялись, что до фундаментальной частицы, очевидно, доберется следующее поколение их коллег. Но с другой стороны, новые теории субатомной физики утверждают, что существование элементарных частиц практически невозможно. Они выявили принципиальную взаимосвязанность различных аспектов существования материи, обнаружив, что энергия движения может переходить в массу и наоборот, а, следовательно, оказалось, что частицы, в конечном итоге, представляют собой не объекты, а процессы, скажем, волновые. Все эти открытия обусловили необходимость отказа от старой механистической концепции «элементарных строительных кирпичиков», а, соответственно, и отдельно существующих и не зависимых друг от друга вещей, явлений, событий нашего мира. Одновременно отсюда вытекает то, что структурно мироздание не может сводиться к каким-либо фундаментальным, элементарным, конечным единицам — таким, как «элементарные частицы» или «фундаментальные поля». Поэтому стало очевидным то, что природу вообще необходимо принимать как обладающую внутренней процессуальной самосогласованностью, не оставляя без внимания тот факт, что составные части материи обнаруживают эту же процессуальную согласованность друг с другом и с самими собой.

Эта идея легла в основу так называемой «физики бутстрэпа», философия которой окончательно отвергла механистическое мировоззрение классической ньютоновской физики. В контексте нового подхода Вселенная рассматривается как единая сеть взаимосвязанных событий. Ни одно из свойств того или иного участка этой сети не имеет фундаментального характера; все они обусловлены процессуальными свойствами остальных участков сети, общая структура которой определяется универсальной согласованностью всех взаимосвязей.

Таким образом, теория и философия «бутстрэпной физики» представляют собой кульминационное проявление нового способа мировосприятия. Он в свое время лег в основу квантовой теории, постулировавшей всеобщую сущностную взаимосвязанность всех явлений. Этот способ мировосприятия приобрел свое динамическое содержание в теории относительности Альберта Эйнштейна и был сформулирован в терминах вероятностей реакций в теории S-матрицы Вернера Гейзенберга.

Одновременно оказалось, что это мировосприятие новой физики обнаруживает столько общих черт с восточной философией, что западное и восточное направления человеческой мысли перестают противоречить друг другу, как в общих вопросах философского характера, так и в частных вопросах строения материи, понятий «время» и «пространство» и так далее.

Теория «бутстрэпной физики» не только отрицает существование фундаментальных составляющих материи, но и вообще отказывается от использования представлений о каких-либо фундаментальных сущностях, то есть законах, уравнениях и принципах, — а значит, и от той идеи, которая на протяжении столетий была неотъемлемой частью естествознания.

Последовательный «бутстрэп-подход» к рассмотрению явлений природы, где все они получают характеристику при помощи указания на их взаимосвязь друг с другом, практически согласуется с любым мировым мистическим мировоззрением. Например, требование внутренней процессуальной взаимосвязи и согласованности, лежащее в основе теории «бутстрэпной физики» и психологический аспект единства и взаимосвязанности всего сущего, которому придается основательное значение во всех мистических учениях, представляют собой только два различных аспекта одной и той же идеи.

Религиозное мировоззрение, в особенности, восточных мистиков и философия бутстрэпа в современной физике объединяются не только подчеркнутым процессуальным вниманием к взаимосвязанности и внутренней согласованности всех явлений и событий, но и, например, отрицанием фундаментальных составных частей материи. Во Вселенной, представляющей собой неделимое целое, где все воплощения протекают и изменяются быстро, нет места для какой-то одной устойчивой фундаментальной сущности или «строительных кирпичиков». Поэтому восточная философия практически незнакома с представлениями о «строительных кирпичиках», из которых состоит материя. И хотя, допустим, в нескольких индийских философских школах атомистические идеи получили некоторое развитие, в целом они все же занимают в учении индийской философии периферийное место. Основные школы восточной философии сходятся с философией бутстрэпа в том, что Вселенная — неразрывное целое, части которого переплетаются и сливаются друг с другом, и ни одна из них не является более фундаментальной, чем другие, так, что свойства одной части определяются свойствами всех остальных частей. В этом смысле можно говорить о том, что каждая часть Вселенной, включая и Человека, «содержит» в себе все остальные части, а осознание всеобщей слитности и нераздельности мироздания представляет собой одну из важнейших характеристик мистического мировосприятия. Поэтому представление психологического аспекта о «наличии всего в каждом и каждого во всем» нередко признается вершиной развития буддийской философии.

Реализация идеи «бутстрэп-физики» далека от своего совершенства, и сложность с ее формированием довольно значительна. Тем не менее, физики уже начали пытаться применять самосогласованный подход не только для описания сильновзаимодействующих частиц. Согласно разработкам Джефри Чу, процесс переосмысления теории бутстрэпа уже затронул и представления о микро- и макроскопическом пространстве-времени, а, следовательно, и о человеческом сознании. Этот подход тоже прекрасно сочетается с взглядами восточных мистиков, которые всегда рассматривают сознание человека как составную и неотъемлемую часть Вселенной. Поэтому из их метода познания следует вывод о том, что человек является частью неделимого целого, которое способно познавать, то есть, подтверждается способность Вселенной, порождая свои формы, — в данном случае это — человек, познавать «самое себя».

В современной субатомной физике вопрос о роли сознания ставится постоянно, это связано с наблюдением и продолжением исследования парадоксальных субатомных явлений. Квантовая теория обнаружила, что данные явления могут восприниматься только как звенья в цепи процессов, конец которой проникает в сознание человека-наблюдателя, а, следовательно, нет возможности сформулировать законы квантовой теории, не приняв в расчет сознание наблюдателя. Естественно, со временем в теории, описывающие строение материи, придется вносить эксплицитное описание функции сознания в формирование наших знаний о Вселенной.

Проблема сознания — одна из самых трудных и мало изученных. Сознание — это особое состояние, свойственное только человеку, в котором ему одновременно становится доступным как внешний мир, так и собственный внутренний мир. На этот счет знаменитый философ Мераб Константинович Мамардашвили сказал: «Существуют предметы, и существует еще бытие существующего. На первый взгляд, очень странная вещь, указывающая на то, что есть, видимо, еще нечто в мире, что требует своего, особого языка для того, чтобы это «нечто» выразить. И этот особый язык…есть метафизика. Или философия, что в данном случае одно и тоже».

Перед взором человека предстает весь мир, разворачивается видение бесчисленного множества разнообразнейших предметов и их свойств, явлений, событий и процессов. Люди пытаются разгадать тайны мироздания, объяснить причины своих чувств, вызванных воздействием на них красоты или несовершенства познаваемого, понять смысл своего существования, отыскать истоки своих мыслей и другое. Но все процессы нашего взаимоотношения с внешним миром и с собой: переживания, чувства и мысли проходят через то, что мы называем сознанием. Сознание есть то неуничтожимое, вечное, вездесущее, что всегда сопутствует человеческому познанию и освоению внешнего мира и себя, что является обязательным дополнением во все, что мы воспринимаем как данность.

Сознание одно из основных понятий философии, социологии, психологии, обозначающее человеческую способность идеального воспроизведения (творения) действительности в мышлении. Однако чтобы войти в творческое состояние сознания, недостаточно просто мыслить или просто чувствовать, переживать, воспринимать. Необходимы осознанные энергоинформационные (мысленные) технологические процессы или философские акты, в основе которых человек воспринимает себя: «я уже не просто мыслю, а я сознательно мыслю то, что мыслю» или «я не просто знаю, а я сознательно знаю то, что знаю» и так далее. В таком осознанном философском акте Сознание мгновенно увязывает, соотносит то, что человек увидел, услышал и то, что он почувствовал, подумал, пережил. Другими словами: в данном случае физическая и энергоинформационная составляющие сознания (мозг и энергомозг) человека — сгармонизированы.

В истории философии проблема сознания имеет два уровня своего решения. Первый заключается в описании способов, каким вещи даны в сознании, существуют в нем. На философском языке — это описание феномена сознания. Второй — имеет цель объяснить, как возможно само сознание, т. е. объяснить сам феномен. В философии античности, культуры христианства и Нового времени указанные уровни не различались, а потому считалось, что если описаны способы существования вещей в сознании, то тем исчерпан вопрос о сознании. Однако, как оказалось, в этом и состоит феномен различия смысла гуманитаризации и гуманизации.

Кроме того, каждая из этих эпох имела свои представления о том, что такое сознание. В итоге то, что называлось сознанием в одной эпохе, могло не признаваться в качестве такового в другой, потому что представления о сознании были тесно связаны с господствующими мировоззренческими установками. Например, философы античности открыли только одну сторону сознания — направленность на объект. Древние греки понимали, что сознание есть всеобщая связь между объектом и субъектом. Но на то время они еще не видели прячущийся и ускользающий субъект — человеческое сознание. Философы античности уже знали и рассуждали о душе. Тема души — это и есть тема обнаружения скрытого движения вещей, творчества и человека в том числе. Однако даже у позднеантичных римлян настроение и душевное состояние играли весьма малозначительную роль в их религии. Веруя в богов, они не столько предавались внутреннему вдохновению и чувству любви к богам, сколько просто, без душевных порывов, выполняли форму культа, с верой в то, что если знать, какому богу и когда молиться, то бог окажет помощь. Он просто обязан помочь тому, кто выполнил все правила молитвы. Таким образом, античный космоцентризм породил и вполне соответствующие ему философские представления о сознании.

В культуре христианства произошло одно важное событие: обострение потребности человека обращать внимание на собственные переживания. Она была вызвана необходимостью общения с трансцендентным богом. Возникла душевная практика такого общения — молитва. В ней человек должен погрузиться внутрь себя, отключится от потока жизни, от чувственных восприятий, освободиться от диктата тела. Молится в таком случае душа. Появляется и отличное от античности понимание ее. Душа теперь — это то, что истинно существует. Молитву всегда сопровождают душевные переживания. Они становятся предметом внимания средневековых философов, которые начали искать формы и способы их выражения. Естественно, что античная философская классика не могла создать такие формы, которые соответствовали бы новому содержанию: внутреннему духовному миру человека, соответствующему христианской культуре.

Наряду с молитвой появляется практика исповеди как способность к самооценке себя. Философы же, пытаясь найти способы выражения религиозных переживаний, открывают новую грань проблемы сознания: сознание — это не только знание о внешнем мире, но, прежде всего, знание о собственном духовном опыте, его содержании. Античное понятие сознания уже не могло быть использовано. Требовалось другое понятие, иные способы описания сознания.

Таким образом, каждая эпоха, создавая свои предпосылки переосмысления проблемы сознания, открывала новую, ранее не известную грань сознания, но в комплексе решения общей проблемы сознания на первом уровне.

И, наконец, в XX в. философы впервые смогли приступить к решению задач второго уровня общей проблемы сознания. Это описание самого феномена сознания, выделив вопрос о возможности существования сознания в самостоятельный. Философы дерзнули задать вопрос: как и почему ощущения, восприятия, представления и т. д. мгновенно сворачиваются в образ, благодаря которому возникает связь человека с миром и с самим собой. Ответить на данный вопрос означает объяснить феномен сознания.

Реальность разрешения проблемы важнейшего для человечества понятия «сознание», которое является ключом к открытию всех тайн мироздания, а, соответственно, и к получению ответов на все «извечно стоящие перед человеком вопросы», стала возможной благодаря последним достижениям нашего естествознания и философии в частности.

Так, например, сквозной темой в трудах М.К. Мамардашвили была деятельность, связанная с феноменом сознания как фактора раскрытия духовных, а, соответственно, творческих возможностей человека. Великого философа беспокоил вопрос исследования феномена сознания. В силу своей специализации это позволяло ему видеть проблему сознания в более доступном для человека научном содержании. Он напоминал исследователям о следующем: «Как известно, еще 100-200 лет назад сознание было предметом занятий исключительно гуманитарных дисциплин, и прежде всего философии. Сегодня ситуация иная. Многие естественные науки — физиология, нейропсихология, психоэндокринология, кибернетика и даже физика — также занимаются изучением сознания и находят в нем некоторые закономерности и регулярности. При этом ученые опираются, естественно, на определенные фундаментальные представления о природе сознания. Не занимается ли естественно научный подход препарированием «трупа сознания», ибо в силу своего объективно-предметного характера он изучает только «мертвое?».

Согласно современным научным исследованиям, в частности академиков РАЕН А.Е. Акимова, Г.И. Шипова, В.П. Казначеева и других, сознание следует понимать как высшую форму развития информации — творящую информацию, причем связка «информация — сознание» понимается таким же фундаментальным проявлением Вселенной, как «энергия — материя». Если учесть, что Вселенную можно рассматривать как супер-ТВМ, то «человеческий мозг есть всего лишь биологический компьютер и приемопередатчик информации». Так считают многие ученые, например, лауреат Нобелевской премии антрополог профессор Р.Эклс.

Биологический компьютер или, как его еще называют, «биокомпьютер сознания», основанный на молекулярной элементарной базе, обладающий памятью и способностью мышления, включает в себя все составляющие сознания человека. Функционирование такого биокомпьютера происходит на уровне физического вакуума путем взаимодействия структур торсионных полей. Академик А.Е. Акимов по этому поводу пишет: «Индивидуальное сознание как функциональная структура включает в себя не только собственный мозг, но и структурированный в виде торсионной вычислительной машины физический вакуум в пространстве около мозга, то есть является своеобразным биокомпьютером».

Такая точка зрения не расходится с мнением профессора Э.К. Бороздина. Он считает, что информация содержится как в физическом теле человека, так и в тонкоматериальных частях его духовного тела. А мозг является устройством, обеспечивающим выбор и обработку нужной информации до состояния, которое может быть осознано или воспринято на уровне подсознания или сознания. Подобную оценку дает и Дигениус Ван Руллер: «Часть нашего мозга может работать как телевизионный приемник и передатчик, а другая часть может обрабатывать и оценивать информацию».

Таким образом, как физики, так и философы пришли к заключению, что изучаемое сознание, как феномен, требует нового подхода, нового языка при исследованиях его. М. К. Мамардашвили указал нам на метод и язык: философия или метафизика, что, по его словам, одно и тоже. Природа философии такова, что требует в настоящий момент своего изменения по содержанию, превращения ее в экософию с обязательным преподаванием в высших учебных заведениях будущим физикам, химикам и т.п. Ведь истинная философия не представляет собой систему знаний, которую можно было бы передать другим и тем самым обучить их философствованию. Проявление философского знания — это индивидуальный внутренний акт как результат обобщения, объединения других, ранее присутствовавших актов как процессов собственной, уникальной жизненной программы (судьбы). Этот акт или действие дает совершенно новый, истинно творческий результат, который никакими заранее полученными знаниями не предугадать (в русских народных сказках отражено смыслом: «пойти туда — не знаю куда», «найти то — не знаю что»). Как видим, новая философия — это осознание, осмысление и развитие состояний сознания с помощью всеобщих понятий, но на основе, исключительно, только личного опыта. В таком опыте, при наличии философского мыслительного акта, происшедшие ранее жизненные процессы складываются в новый, неожиданный для нас результат. В обычной жизни такой результат мы, как правило, получаем после свершившегося акта, вследствие повторных переосмыслений происшедшего, который и является истиной, если бы мы своевременно и правильно думали и действовали. Таким образом, в простом и доступном виде творческий философский акт представляет собой такое мышление, которое всегда, здесь и сейчас позволяет получить единственный и истинный ответ: как действовать в данном жизненном процессе. Естественно, получение достоверных ответов возможно только в результате наличия знаний и законов, действующих при этом в сознании. Следовательно, новую философию, как экософию, мы можем рассматривать как элемент некоего фундаментального устройства жизни сознания, а сознание человека как некое упорядоченное условие, как локальное присутствие глобального. Тогда очевидно, что реальный процесс философской работы — работы думания — является частью жизни сознания, совершающейся в жизни в широком смысле слова. Жизнь в целом, в данном случае, есть жизнь сознания.

Такое думание происходит не при произвольном выборе предметов интеллектуального набора, а экзистенциональным путем. Оно позволяет всегда, везде, здесь и сейчас получать истину, что и есть творческое состояние Души.

Такое направление развития познания открыло бы широкие перспективы для непосредственного взаимообогащения между восточным мистицизмом и современной физикой.

В настоящее время физики включили в орбиту своих научных интересов исследования природы человеческого сознания, обладающего неограниченными физическими и энергоинтеллектуальными возможностями. А изучение ими психологических аспектов восточной философии, несомненно, обеспечит более эффективное развитие уже имеющихся стартовых рабочих гипотез. Вышеизложенное позволяет говорить о том, что синтез философий Востока и Запада сможет исполнить роль развивающегося, последовательного и необходимо достаточного обоснования для современных научных теорий, и может использоваться для создания новой концепции мироздания и нового мировоззрения, где научные открытия будут гармонично уживаться с духовными целями.

Таким образом, если сегодня физика предлагает мировоззрение как бы мистическое по своему содержанию, то она, некоторым образом, возвращается к своим истокам. Уже упоминалось, что корни нашей науки необходимо искать в начальном периоде греческой философии в культуре, не делавшей различий между наукой, философией и религией. Древние философы стремились постичь истинную природу, истинное устройство вещей как целостное явление. Такова же цель всех мистиков Земли. Поэтому монистические и органические взгляды философов Милетской школы были очень близки к взглядам древних индийских и китайских философов и это просматривается в философии Гераклита.

Если проследить эволюцию Западной науки, у истоков которых стояли философские школы ранних греков, то мы увидим, что научный путь познания значительно отдалил нас от мистических истоков и привел к материалистическому мировоззрению. На самых последних стадиях своего развития наука, в конечном итоге, преодолевая границы своего же мировоззрения, возвращается к взглядам восточных и ранних греческих философов.

Однако сейчас она исходит не только из интуиции, но и из результатов в высшей степени точных и сложных экспериментов и из строгого и последовательного математического обоснования. Следовательно, нет сомнений в том, что за гранью сегодняшней науки тоже наука, но уже более высокого энергоинформационного уровня познания (Схема 1, стр. 66).

Предположим, что Творец Вселенной создал ее для «выращивания» со-творящих ему сознаний. Живая идея сознания вселенского уровня, созданная в многомерном пространстве Вселенной, начинает развиваться в своем времени, постепенно проявляясь в различных формах с различными аспектами содержания. Условно говоря, чтобы стать сознанием вселенского уровня, идея должна пройти все уровни сознания Вселенной, «обучиться» всем аспектам качеств данного сознания.

Эволюция идеи жизни Сознания во Вселенной сначала проходит этап инволюции, она «опускается» по всей структуре сознания: разделяется по пространствам сознаний галактик, творящих аспекты идеи Вселенной, далее — по пространствам сознаний созвездий, звезд и, наконец, планет. В процессе такого «опускания» меняются мерности пространств и времени, уровни творчества энергоинформационных структур.

Сознания планет, реализуя свой аспект творчества Вселенной, формируют условия для развития или начала эволюции сознания новой идеи Вселенной. Этими условиями являются материальные структуры планет: минералы, растения, животные, человек, — все это формы (роботы) для развития сознаний (составных качеств сознания вселенского уровня).

Развиваясь в форме минералов, разнесенное по ним сознание формирует определенные качества (структурирует энергоинформационное поле своего сознания), тем самым, познавая аспекты идеи Вселенной на уровне сознания минералов или идеи энергоинформационных взаимодействий плотно материального плана Вселенной. Далее происходит формирование других качеств сознания сначала в растениях, затем в телах животных и человека. Эти процессы протекают в пространстве и времени сознания планет. С точки зрения развития сознания растения, животные, люди — это биороботы, созданные сознанием планеты для наработки определенных качеств восходящих сознаний и являющиеся продуктом творчества сознания планеты.

Таким образом, человек — это одна из ступеней, завершающая этап планетарного цикла, воспитания-формирования сознания вселенского уровня.

Особенность развития сознания на этапе человека состоит в том, что здесь начинают формироваться качества сознания, являющиеся аспектом творчества. Сознание в теле человека учится творить, используя тело как инструмент, а окружающую среду — как сферу реализации творчества. Разумеется, эти попытки не совершенны, они приводят к созиданию за счет разрушения окружающей среды. Последствия этого «творчества» устраняются сознанием планеты: природные катаклизмы, войны, эпидемии... По мере развития сознаний изменяется и творчество человека, приобретая характер все более согласованный с творчеством других более высокого уровня энергоинформационных структур во Вселенной.

Люди, которые освоили этапы личностного, семейного, коллективного и общественного уровней развития, переходят на формирование качеств сознания планетарного уровня и выходят сознанием в другое пространство — звездной планетарной системы, приступают к соучастию в творении планеты, реализуя соответствующий этап развития — воспитание нового сознания Вселенной. Подобно тому, как распределенное в телах минералов сознание, переходя в тела растений, затем животных и людей, все более интегрируется, так же сознания людей интегрируются в сознания планет, после завершения этапа формирования в качествах сознания планетарного цикла. Далее планетарные сознания, развиваясь, выходят на уровень творчества звезды и так далее до реализации идеи сознания Вселенной в новом сознании Вселенной.

Таким образом, Вселенная построена для «выращивания» сознаний. Она творится сознаниями разного уровня. «Человек» — закономерный и необходимый этап развития творческих качеств сознаний.

Реализуя программу наработки творческих качеств сознаний, человек учится «снимать» и реализовывать идеи. В начале это проявлялось в изготовлении орудий труда, затем машин и механизмов, затем — систем управления. Все это — воспитание качеств сознания людей на уровне творческой личности и подготовка их к тому этапу, когда человечество будет творить свою планету, в том числе и биороботов для воспитания сознаний последующих цивилизаций.

Образом жизни для творческой личности становится творческое действие: в мыслях, образах, чувствах, поступках. Творчество как создание «нового», ранее не бывшего — наиболее распространенное определение творческой деятельности. Творчество — по Далю — это творение, сотворение, созидание. Созидать, значит создавать, давать что-то друг другу.

Творчество — это цель, которую может достичь любой человек, способный в своей жизненной практике осваивать законы энергоинформационного обмена в Природе через изменение качеств своего сознания. Путь к творчеству лежит через освоение этапов таланта, гения и мудреца.

Талант — это работа сознания по Программе своей судьбы. Раскрывается он на величину потенциала качеств его Души и растет до тех пор, пока человек способен на уровне понимания изменять качества своего сознания, формировать целостность мышления, чувствовать себя единым с Природой. Талантом может обладать как творческая индивидуальность в определенных спектрах жизнедеятельности, так и личность.

Следующим показателем духовного роста человека является проявление в нем качеств сознания гения и он рождается из таланта, рождается как результат работы таланта в качествах сознания. Человек работал с внешним дискомфортом и в какой-то момент, через изменение качеств души, к нему приходит озарение: гармонизировать надо себя не по внешнему дискомфорту, а по внутреннему. На уровне таланта человек отрекается от памяти, которую наработал его мозг в течение жизни, а гению теперь надо отречься от памяти всего человечества. Теперь он будет находиться в состоянии сознания гения: оказавшись на границе непознанного, он смело шагнет в пустоту и там, где он проявится в таком неординарном для социума действии — для человечества появится инновационное по энергии и информации знание. Перед нами в качествах гения раскрывает свой потенциал творческая личность, способная выходить качествами своего сознания за пределы пространства, внутри которого она находится. Гений, как гражданин мира, обладает качествами планетарного уровня сознания. У него уходит чувство зависимости от национальной принадлежности, потому что неведомое — ничье, а «золотая пропорция» универсальна, а значит и результаты работы творческой личности — универсальны.

Применительно к труду гения, К.Э. Циолковский отмечал: гений учит людей сдерживать свои желания и страсти — избегать соперничества, конфликтов, войн. Это — духовно-нравственный аспект в жизнедеятельности человека. Результатом проявления его будет изменение образа жизни человечества, так как силы, не истраченные на взаимную бесплодную борьбу, направляются на созидательное действие. Таким образом, духовные действия гения всегда будут иметь положительную материализацию. «Разница только в том, что рабочий, земледелец полезен, пока жив. Его труд смертен и сравнительно не велик по количеству, а гений живет и после смерти: иной 100 лет, иной тысячу, а некоторые из них миллионы лет и даже бесконечность веков».

Вместе с тем, гений не единственная вершина созидания, рядом стоит еще одна высота — это мудрец, выше которого находится только творец. Отличие мудреца от гения в том, что он легко отрекается не только от наработанных знаний и опыта, но и от всякой работы по изменению внешнего мира. Он работает только над изменением себя. Его действие — в мудрой выдаче информации, творит он мыслью и материей ее — словом. Территория мудреца — духовное пространство человечества. Ответственность за то сознание человека, с которым мудрец находится в процессе энергоинформационного обмена, позволяет ему дать направление для восстановления целостности человека. Выдает он информацию в простой и доступной форме и абсолютно безошибочно — поскольку его сознание работает в режиме «золотой пропорции». Мужское и женское начало его сознания сгармонизированы. Перед нами новый субъект творчества, сознание которого постоянно находится в режиме энергоинформационного обмена с Информационным полем Вселенной.

Главное отличие творца от мудреца в том, что последний осознает присутствие неведомого, а состояние сознания творца уже находится в том уровне, для которого неведомого нет. Творец является энергоинформационной точкой Вселенной. Его территория вся Природа (Вселенная) и ответственность за гармонию жизни. Он одухотворяет ее — материализуя в ней по Законам Вселенной свой колоссальный энергопотенциал мысли. Творец выполняет миссию: он поддерживает веру и возвращает Природе рассеиваемый энтропией смысл.

Литература:

  1. Акимов И., Клименко В. О природе таланта // Библиотека «Студенческого меридиана». — 1994. — №11-12. — Т. 1. Концепция. — 224 с.
  2. Афанасьева О.В. Творчество как саморазвитие личности. — М.: «Луч», 1998. — 288 с.
  3. Бакиров В.С. Ценностное сознание и активизация человеческого фактора. — Харьков: «Вища школа», 1988.
  4. Богомолов С.І. Інженер ХХI віку — найгуманніша спеціальність на Землі: Монографія. — Харків: Контраст, 2000. — 184 с. — Рос. мовою.
  5. Бхагаван Шри Раджниш. Дао: путь без пути: В 2 т. — М.: Изд. Либрис, 1994. — Т. 1. — 831 с.
  6. Вернадский В.И. О науке. — Т. 1. — Научное знание. Научное творчество. Научная мысль. Дубна: Издательский центр «Феникс», 1997. — 576 с.
  7. Вершинин Г.Д., Вершинина Е.М. Инновационные парадигмы общественной мысли XXI века. — Харьков: ИД «Райдер», 2003. — 232 с.
  8. Вершинин Г.Д., Мищенко В.А., Фисенко Н.П. Энергоинформационные технологии в медицине, образовании, технике, науке, культуре… // Вісник Національного технічного університету “Харківський політехнічний інститут” Зб. Темат. вип. — Харків, 2001. — №9. — С. 37-41.
  9. Вершинина Е.М. Инновационная парадигма формирования гуманистического общества в Украине // Інформоенергетика III-го тисячоліття: соціолого-синергетичний та медико-екологічний підходи: матеріали II Міжнародної науково-практичної конференції 21-22 березня 2003 р., Кривий Ріг: Збірник наукових праць. Випуск II. — Київ — Кривий Ріг, ЗАТ „ЗТНВФ „Коло”, 2003. — С. 83-86.
  10. Вісник Національного технічного університету “Харківський політехнічний інститут”: Збірка наукових праць. Тематичний випуск: Технічний прогрес та ефективність виробництва. — Харків: НТУ “ХПІ”. — 2001. — №9. — 212 с.
  11. Волков Ю.Г. Личность и гуманизм. (Социологический аспект). — Челябинск, Академия социальных наук, 1995. — 226 с.
  12. Вузовская наука сегодня: Организация, управление, функционирование / Добрускин М.Е., Путятин Е.П., Сахно Н.Н., Штанько В.И; Под ред. Добрускина М.Е. — Харьков: РИП «Оригинал». — 1995. — 232 с.
  13. Гендель М. Космогоническая концепция розенкрейцеров: В 2 книгах / Пер. с англ. — КФДР, 1911 — 1993. — 330 с.
  14. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. — М.: Рус. яз., 2000. — Т. 1: А — З. — 2000. — 699 с.
  15. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. — М.: Рус. яз., 2000. — Т. 2: И — О. — 2000. — 779 с.
  16. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. — М.: Рус. яз., 2000. — Т. 3: П. — 2000. — 555 с.
  17. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. — М.: Рус. яз., 2000. — Т. 4: Р — y. — 2000. — 688 с.
  18. Двойрин Г.Б. Единая голографическая информационная теория Вселенной. Научная религия. — С.-Пб.: «Итан», 1996. — 268 с.
  19. Дубров А.П., Пушкин В.Н. Парапсихология и современное естествознание. — М.: СП Соваминко, 1989. — 280 с.
  20. История китайской философии: Пер. с кит. — М. «Прогресс», 1989. — 828с.
  21. Зеличенко А.И. Психология духовности. — М.: Изд-во Трансперсонального Ин-та. 1996. — 400 с.
  22. Капра Ф. Дао физики. — СПб: ОРИС, 1994. — 303 с.
  23. Капра Ф. Уроки мудрости. — Пер. с англ. — М.: Изд-во Трансперсонального Института, 1996. — 318 с.
  24. Карпенко М. Вселенная разумная. — М.: Предприятие «Мир географии», 1992. — 400 с.
  25. Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию / Под ред. Сенокосова Ю.П. — М.: Прогресс; Культура. — 1992. — 414 с.
  26. Мамардашвили М.К. Картезианские размышления. — М.: Издательская группа «Прогресс»; «Культура». — 1993. — 352 с.
  27. Образ мыслей и образ жизни. Сб. ст. РАН. С.-П-бургский филиал Ин-та социологии / Отв. ред. Я.И. Гилинский. — М.: ИС, 1996. — 165 с.
  28. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой: Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1986. — 432 с.
  29. Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней: В 4 книгах / ТОО ТК «Петрополис», СПб, 1997. — Т. 1: Античность. — 320 с.
  30. Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней: В 4 книгах / ТОО ТК «Петрополис», СПб, 1997. — Т. 2: Средневековье. — 354 с.
  31. Ремизова-Бабушкина Н.Д. Тайны энерго-информационного обмена. Книги 1. — М.: Вестник, 1995. — 160 с.
  32. Ремизова-Бабушкина Н.Д. Тайны энерго-информационного обмена. Книги 2. — М.: Вестник, 1995. — 192 с.
  33. Ремизова-Бабушкина Н.Д. Тайны энерго-информационного обмена. Книги 3. — М.: Вестник, 1995. — 202 с.
  34. Солдатов В.Е. О новом космическом мышлении // «Социс». — 1996. — №9. — С. 124 -125.
  35. Тихоплав Т.С., Тихоплав В.Ю. Физика веры. — СПб.: ИД Весь, 2001. — 256 с.
  36. Философия. Учебник для высших учебных заведений. — Ростов н/Д.: «Феникс», 1999. — 576 с.
  37. Фомин Ю.А. Кризис современного естествознания и концепция космического единства // Национальная безопасность и геополитика России. — 2000 г., № 6 — 7. — С. 97 — 100.
  38. Франк С.Л. Духовные основы общества / Сост., предисл., библиогр., примеч. Н.В.Алексеева. — М.: Республика, 1992. — 511 с. (Мыслители XX века).
  39. Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. — М.: Мысль, 1995. — 768 с.
  40. Шефель С.В., Шилин К.И. Русская социология будущего. Первая энциклопедия третьего тысячелетия. — Т.2. — М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000. — 378 с.
  41. Шилин К. И. Экософские начала. — Первая энциклопедия третьего тысячелетия. Т.1 /С участием С.В Шефеля. — М.: Изд-во «Социум»; Энциклопедия управленческих знаний (Серия «Социология будущего»), 2000. — 352 с.
  42. Шилин К.И., Пирогов В.Л. Сотворение Богочеловека посредством экософии. — Киев: КГЛУ, Ин-т «Восток-Запад», 1999. — 93 с.
  43. Шилин К.И. Экософии религии и этноса. — М.: Очаг, 1997. — 113 с.
  44. Шилин К.И. Экософия Востока. Путь Рерихов. — М.: Российский Фонд «Земля и дети», 1993. — 59 с.
  45. Ярцев В.В. Свойство человека объединять энергией и информацией клетки своего физического тела // Сознание и физическая реальность. 1998. Т. 3. №4.
.
Главная | О фонде | Мотивация | Структура фонда | Направления деятельности | Семинары
Технологии гуманизации | Статьи | Публикации | Глоссарий | Контакты